На "Нафтане" идет расправа с независимой первичкой

На ОАО "Нафтан" идет планомерная расправа с активистами и членами Белорусского Независимого профсоюза.


Существование независимых профсоюзов в стране с авторитарной формой правления, явление само по себе уникальное. Если взглянуть на топ-20 режимов с худшими условиями для гражданских свобод, то одна из немногих стран, где имелись, пускай и в эмбриональной форме, НГО была Республика Беларусь.

Делегаты конференции Первичной профсоюзной организации БНП работников ОАО "Нафтан". Многие из них были уволены.

«Была» здесь ключевое слово. За последний год ситуация из неблагоприятной превратилась в критическую. В стране уничтожено более сотни общественных объединений и независимых средств массовой информации. Десятки из них признаны экстремистскими. Действует пара газет без тиражей, пара полуподпольных партий и несколько немногочисленных профсоюзов. Белорусский Независимый профсоюз один из немногих.

БНП без давления на него - не профсоюз. Это происходит вот уже 30 лет. Начиная с советской номенклатуры начала 90-х, по сегодняшний день. Ни месяца спокойствия. Если до 1995 года независимые профсоюзы находились в позиции наступления, то последующие 26 лет - это жесткая оборона. В БНП понимают, что спокойная жизнь для профсоюза – верная смерть. Но то, что происходит сегодня - скорее похоже не на давление, а на расчленение организации.

После событий августа 2020 года, когда трудовые коллективы массово по всей стране возмутились происходящим, ситуация для демократических профсоюзов изменилась основательно. Тогда на волне протеста работники крупных предприятий начали покидать провластную Федерацию профсоюзов Беларуси и демонстративно вступать в независимые и свободные профсоюзы.

В БНП за один месяц первичные организации на «Нафтане» и «Гродно Азоте» увеличились в разы. С нескольких десятков членов, профсоюзные организации выросли до полутысячи, с десятками мотивированных людей. Пока режим был в шоке от массовых протестов, организации в Новополоцке и Гродно превратились в центры влияния на госпредприятиях и в своих городах.

Руководство первички БНП на ОАО "Нафтане"

Эйфория длилась недолго. После прихода в себя и зачистки гражданского общества, власти дотянулись и до тех, кто их здорово напугал на промышленных площадках. Забастовка на ОАО «Беларуськалий» была признана незаконной, а члены профсоюза на Жлобинском БМЗ были приговорены к тюремным срокам за попытку приостановить производство. Судебные процессы, очевидно, были демонстративными для тех, кто задумывался о подобном.

Параллельно, в Новополоцке началась настоящая расправа над членами Первичной профсоюзной организации БНП работников ОАО «Нафтан».

После смены гендиректора на нефтеперерабатывающем предприятии с Александра Демидова на Андрея Сойко, появились первые признаки начала антипрофсоюзной войны. Администрация всячески игнорировала новоизбранное руководство первички и отказывалась идти на контакт. Председатель первички Ольга Бритикова была уволена, а ее пропуск заблокирован. Стоит отметить, что среди новых членов БНП оказалось значительное количество представителей ИТР: инженеры, маркетологи, юристы. Кроме количественного роста, первичка выросла качественно. Вчерашние представители админкорпуса и бывшие активисты провластного «Белхимпрофсоюза», были избраны в руководящие органы независимой профорганизации. Система расценила это как вызов.

Подавив протестное сопротивление в стране, представители властей начали откат рабочего движения к позициям августа 2020 года. Сначала были уволены те, кто ушел в стачку. Ряд активистов, в том числе и заместители председателя, были уволены: Андрей Шкиренко, Юрий Гашев, Сергей Плиговка, Сергей Ватрала, Сергей Лопунов и Денис Абрамович. Позже администрация «включила» режим непродления контрактов с теми, кто состоял в БНП: Андрей Горбунов, Сергей Козлов, Сергей Люховец, Илья Подгол и Иван Коваленко. Имеются и несколько примеров, когда люди вышли из БНП и тут же получили продление контракта.

Некоторые из уволенных решили обжаловать свое увольнение в суде. Предсказуемо все суды завершились отказом в удовлетворении их требований. Как отметили в первичке: «против истца единым фронтом выступают ответчик, прокурор и судья».

Медленная «тактика удушения», сокращая численность методом непродления контрактов, не устраивала администрацию. Люди продолжали оставаться в Белорусском Независимом профсоюзе. Тогда были испытаны другие приемы: депремирование, дисциплинарные взыскания, лишение стимулирующих выплат за профессиональное мастерство, угроза и факты несдачи экзаменов, вызов в службу безопасности для профилактических бесед, профилактические беседы с руководителями, увольнения при сокращении численности.

На основании уголовных дел, заведенных против «Рабочага Руха» (признанного экстремистским), в сентябре-октябре 2021 года в офисе первички, у руководства и членов БНП, их семей были проведены обыски: Ольги Бритиковой, Александра Болонкина, Дениса Гурского, Вадима Михайлова, Дмитрия Койро, Александра Капшуля, Светланы Гладилович, Светланы Кухто, Андрея Березовского, Романа Шкодина, Василия Комисаренко, Валерия Медюшко, Дмитрия Союнова, Алексея Степанова, Александра Гурченка, Андрея Коробова, Сергея Коробова, Юрия Подлозного. У некоторых была изъята компьютерная техника, смартфоны, электронные носители информации, банковские карты.

Александр Капшуль оказался в следственном изоляторе КГБ, некоторые были арестованы по административным делам и получили от 7 до 60 суток ареста. Причинами арестов стали уже «традиционные» для нашей страны статьи – 19.11 и 24.23 КоАП. Работников арестовывают за перепосты материалов СМИ, признанных в Беларуси экстремистскими, а после отбывания административного ареста их увольняют. Теперь это стало возможно благодаря изменениям, внесенным в Трудовой кодекс РБ в 2021 году.

Каждый случай давления является показательным и приводит к сокращению численности первичной организации. Из 451 члена профсоюза в октябре 2020 года, в первичке остаются 76 смельчаков.

Все происходящее в Беларуси можно назвать одним словом – террор. Вселить в рабочих ужас потенциальной потери работы, средств существования и свободы. Именно это является окончательной целью всех этих действий. Описанные методы давления на профсоюз не уникальны. Ими пользовались и пользуются власти и работодатели уже более ста лет в десятках стран. Большинство из них входят в топ-10 худших для рабочих стран мира. Кстати, как и Беларусь, которая с 2004 года признана наихудшим местом для защиты трудовых прав в европейской части света.

Будет ли это продолжаться и далее, зависит только от рабочих нашей страны. Ведь не стоит забывать простую, но подтвердившую свою работоспособность идею – В единстве наша сила!