Мой главный вопрос кандидатам в президенты

МНЕНИЕ

Роман ЕРОШЕНЯ


Приходилось ли вам слышать о не продлении контракта с работником, не потому что он нерадивый или лодырь, а только для того, чтобы расправиться, отомстить или поквитаться с ним? За его позицию или поступок, образ жизни. За то, что не вышел лицом?


I0-UYM3aILg

Думаю, приходилось.

Если же нет, то поверьте, в Беларуси – это проще простого.

Отказываешься выписывать государственную прессу по разнарядке, игнорируешь субботники, или не дай Бог «занимаешься политикой» — тогда ты явно в особом списке идеолога твоего предприятия. Он же обычно, по совместительству и начальник отдела кадров. Если работник засветился и не реагирует на воспитательные беседы – с ним обычно контракт не продлевается.

Все работники госучреждений и госпредприятий об этом знают. Об этом догадываются и работники частных предприятий, где нет идеологов, но где так эффективно используется эта бесценная для капиталистов система. Нужно сократить часть персонала – без проблем, и даже объяснять ничего не нужно. Просто не нуждаемся в Вас. Срок контракта окончен и все. Пока.

Обычно данная система использовалась против ретивых работников, или же для расправы с особо независимыми профсоюзами. Сегодня используется в политической гонке.

Наиболее громким примером расправы при помощи краткосрочного контракта, стал случай с фельдшером Лидской ЦРБ Павлом Палейчиком, получившим 7 суток ареста за публичную встречу с блогером Сергеем Тихановским. Кроме ареста, руководство больницы предупредило фельдшера, что с ним не будет продлен контракт. Наверное, для них пример вольнодумства куда опасней, чем потеря медработника в стране, где наблюдается их явный дефицит. Особенно сейчас, в период ковидпандемии.

111111111111ы

Неделю назад в Солигорске прошла акция солидарности, на которой были задержаны жители шахтерского города. Среди них была задержана Инна Макаревич. Женщина получила несколько суток ареста и штраф за то, что вышла на улицу и присоединилась к «цепи солидарности». Кроме штрафа, на воспитательных беседах от представителя МВД, с ее слов, сыпались угрозы «увольнения с работы меня, мужа, проблемами со школой».

Да, да, угрозы не продления трудовых отношений нередко используются против политических и профсоюзных активистов в нашей стране. Это зафиксировано в многочисленных свидетельствах и докладах правозащитных и профсоюзных организаций Беларуси.

Недавно был опубликован материал о Намике Ахадове. О работнике одного из Минских предприятий, занимающихся обслуживанием дорог, который по своей наивности залил в соцсети видео. В нем работники смывали с трассы надпись – «стоп таракан». По словам начальника, он тем самым испортил репутацию компании, и теперь его принуждают уволиться. Наивно полагать, что с ним продлят контракт.

Что значит потерять работу семейному человеку с маленьким ребенком, кредитом на жилье в небольшом городе, где ты по сути получил «волчий билет»? Наверное, не стоит объяснять.

Мерзкие, но абсолютно легальные в Беларуси приемы подавления инакомыслия на предприятиях практикуются здесь уже не первый десяток лет. Еще в 1999 году был издан декрет №29, по которому работников, по сути, загнали на контрактную систему найма. Бессрочные договоры работникам в отделе кадров не предлагают. А тех, кто уже работал на бессрочных договорах, переманили контрактными надбавками к зарплате и дополнительными днями к отпуску.

Мне известен лишь один пример, когда человек принципиально остался на бессрочном трудовом договоре, не поддавшись соблазну контрактных доплат. 12 лет проработав до пенсии, не переходя на контракт, показывая окружающим пример того, что оставаться свободным на производстве возможно. Это Николай Зимин, шахтер, который после был избран председателем Белорусского Независимого профсоюза.

Представители власти очень любят ссылаться на передовой опыт Западного Мира, откуда они, якобы, перенимают этот откровенно сомнительный опыт. Так вот, типовой контракт работников стран Европейского Союза содержит требование, согласно которому, работодатель должен указать причину, по которой он является срочным. Например, во Франции, Италии, Швеции, Люксембурге и других странах согласно их законодательству, срочная контрактная форма найма работников применяется лишь в исключительных случаях.

Даже в трудовых кодексах стран СНГ заключение срочных трудовых договоров (контрактов) разрешается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок и содержат ограниченные перечни категорий работников, с которыми работодатели имеют право заключать контракты.

В Беларуси же временными работниками стало все трудоспособное население. Временное, для того чтобы понимало, от кого оно зависит, кто его кормит и чью руку не стоит кусать.

oPKUc_qGiNw

Примеры наказанной непокорности для Независимых профсоюзов не новость, а главный бич. В памяти свежий пример расправы с «бунтарями» на Микашевичском «Граните», когда 6 лидеров созданного независимого профсоюза на предприятии были уволены. Часть из них доработала до окончания контракта, но предложения продления трудовых отношений им не последовало.

Буквально год назад методами запугивания не продлением трудовых отношений пользовалась администрация при выводе членов Независимого профсоюза на «Реммонтажстрое» и «Беларуськалии». Тогда БНП потерял больше тысячи членов профсоюза.

Все эти примеры находятся в многочисленных документах, докладах и делах Международной Организации Труда, в качестве претензий к белорусским властям. Международные структуры рассматривают такую форму найма, как принудительный труд. По сути, Беларусь прировняли к странам, где используется рабский труд.

Недавно президент заявил: «Что меня возмущает особенно — в Минске, других городах (это характерно для городов) частные компании увольняют людей. Притом, боюсь сказать массово, но достаточно много». Минтруда отреагировало, но не нашло массовых грубых нарушений. Если бы такие случаи были, поверьте, их бы из-под земли выкопали, в условиях проходящей предвыборной кампании. Интересно, а Ирина Костевич докладывала главе государства о самоуправстве иностранных «жирных буржуев», которые зарабатывают годами в этой стране миллионы евро и относятся к нашим работникам, как третьесортным? Наверное, не докладывала.

Да и стоит ли разглагольствовать на тему краткосрочных контрактов в этой стране, когда их включили в обновленный Трудовой кодекс вместе с одиозным Декретом №5? Данная система эксплуатации — это плоть и кровь действующей власти. Если этот режим от нее откажется, он за пару лет стечет в сточную канаву прошлого.

Тут скорее вопрос не к действующему руководству страны. Вопрос к будущим лидерам, претендентам на президентство в Беларуси. Что будет с действующей краткосрочной системой найма в этой стране, после смены режима? Не думаю, что кандидаты, которые так много говорят о либерализации бизнеса и об эффективном управлении, привлечении потоков инвестиций и ослаблении госсектора в экономике, откажутся от такого соблазнительного инструмента контроля над трудящимися.

Мне вот очень уж хотелось бы услышать четкий ответ, а Вам?

 

Читайте нас в соцсетях

сайт industriall сайт industriallсайт industriallсайт industriallсайт industriall