Юрий Захаров: «Сильный, независимый профсоюз – залог достойной заработной платы и максимального соцпакета на предприятии»

ИНТЕРВЬЮ

О зарплатах и социальных гарантиях Cолигорского калийного гиганта в Беларуси не слышал только глухой. Основа этого успеха заключается не в благосклонности и широте души нанимателя, а сплоченности шахтеров в 90-х гг и многолетней работе профсоюза над коллективным договором. Зависит ли содержание колдоговора от силы профсоюза, мы решили узнать у заместителя председателя НПГ и председателя переговорной комиссии НПГ Юрия Захарова.

Zaharov

- НПГ заявлял, что коллективный договор на «Беларуськалии» лучший не только в Беларуси, но и на постсоветским пространстве. Откуда такая уверенность?
- Не НПГ заявляло о самом лучшем колдоговоре, эти оценки давали независимые эксперты. Эксперты, которые изучали наш коллективный договор и сравнивали его с другими договорами, соответственно они и оценили этот документ. Также, это заявляла администрация Общества.

- Кого вы имеете ввиду под экспертами?
- Их прорабатывали юристы Белорусского Конгресса демократических профсоюзов (БКДП) и смотрели юристы Белорусского Независимого профсоюза (БНП). Сравнивая его с действующими коллективными договорами на территории Беларуси. Это их ответственное утверждение.

- Расскажите о «кухне» создания этого документа?
- На профсоюзной конференции избираются представители от нашего профсоюза, которые будут участвовать в переговорном процессе. До переговоров устанавливается квота переговорщиков пропорционально численности профсоюзной организации. Оба профсоюза представляют одну сторону – профсоюз. Формируются проекты КД от каждой стороны и предоставляются на ознакомление сторон. Разрабатывается регламент ведения переговоров.

- Сколько от НПГ переговорщиков было на последних переговорах?
- 5 человек от нас. 13 человек от БХП и 18 человек от нанимателя. То есть 18 на 18. Три участника переговорного процесса. Сразу рассматривается проект нанимателя. Если в проектах НПГ или БХП есть пункты, которые изменяются, вносятся изменения по нашим предложениям в пункты проекта нанимателя, мы обсуждаем их по очереди. Новые пункты колдоговора обсуждаются сторонами по очереди.

- Из тех пяти человек от НПГ, все профсоюзные функционеры?
- В последних переговорах от НПГ только два представителя были профсоюзными функционерами, остальные – это члены профсоюза, работающие на предприятии. До этого – только один профсоюзный функционер участвовал в работе комиссии.

От каждой стороны переговорщиков избираются у профсоюзов и назначаются у нанимателя, сопредседатель и секретарь. Пункт считается принятым, не путем голосования всех членов комиссии, а когда все 3 сопредседателя приходят к единому мнению. Если одна из сторон против, то пункт уходит в разногласия. В конце переговоров он снова обсуждается и либо принимается, либо снимается по договоренности сторон. За последние три переговорных процесса протокола разногласий удалось избежать.

Юрий Захаров и Сергей Черкасов (председатель НПГ) за подписанием Коллективного договора

Юрий Захаров и Сергей Черкасов (председатель НПГ) за подписанием Коллективного договора

- Некоторые члены профсоюза критикуют содержание коллективного договора считая, что с каждым годом он ухудшается. Есть в этом доля правды?
- Однозначно нет. Если сделать анализ всех существующих колдоговоров, начиная с 90-го года мы видим, что с появлением НПГ, начиная с 1992 года по сегодняшний день, каждый коллективный договор улучшался. С 1993 года по 2006 год у НПГ был свой отдельный коллективный договор, без Белхимпрофсоюза. Они заключали свой, мы свой. С 2006 года у нас единый колдоговор на предприятии, после выхода Декрета о социальном партнерстве. С едиными условиями распространения на всех работников.

- До 2006 года те, кто не состоял в профсоюзе, на них как распространялся КД?
- Они должны были в письменной форме обратиться в профсоюз для того, чтобы на них распространялся КД того или другого профсоюза. Профсоюз мог согласовать данное заявление, а мог и отказать.

- В 80-х годах еще при СССР вы работали на ПО «Беларуськалий», когда действовал тот, «советский» коллективный договор и на предприятии действовал единственный ВЦСПСовский профсоюз. Кстати, дедушка сегодняшнего Белхимпрофсоюза. С высоты сегодняшних дней отличия с тех пор кардинальные?
- Тот коллективный договор не то, что никто не читал, работники его не видели в глаза! Что сегодня существует на многих предприятиях нашей страны: единый профсоюз, КД никто не видит и не знает, такая же практика была и в то время. Люди не понимали, что это такое. И сегодня многие работники не понимают, что КД – это продукт совместной работы нанимателя и профсоюзов.

Профсоюз может объяснить, научить людей тому, как пользоваться этим документом. Наш КД в свободном доступе. НПГ печатает его за свой счет и раздает своим членам профсоюза.

- А тот профсоюз, в котором было 100% трудящихся, не мог также разъяснить?
- В том профсоюзе никто не говорил о заработной плате, доходах работника и только в 1991-1992 годах, когда началась волна протестов против обнищания трудящихся, люди вышли на площадь. Тогда и был создан наш профсоюз, были выдвинуты требования к руководству предприятия и правительству. Только тогда начались решаться вопросы заработной платы, трудовых отпусков социальных гарантий.

- По сути и сегодня, нормальные коллективные договора есть только там, где есть несколько профсоюзов. Поскольку это подстегивает к здоровой конкуренции, согласны?
- Соглашусь, конкуренция подстегивает и в переговорном процессе, и в улучшении качества самих профсоюзов. Иначе наступает застой в любой структуре.

4536463к- «Беларуськалий» на сегодняшний день довольно обеспеченное предприятие, поэтому со стороны нанимателя проскальзывает риторика о том, что и без профсоюзов тут все будет достойно.
- Это утопия. Надо понимать, как работает экономика любого государства, любой страны, любого предприятия. Не важно, капиталистический или социалистический строй, наниматель старается максимально извлечь выгоду из предприятия, при этом о работниках вспоминает в последнюю очередь. Не чураясь их сокращать, уменьшать их доходы, чтобы предприятие приносило максимальную прибыль, при отсутствии стороны, которая защищает интересы трудового человека.

Поэтому наша задача диаметрально противоположная. Мы требуем максимально обеспечить трудового человека заработной платой и социальным пакетом исходя из произведенной продукции или заработанных средств на этом предприятии. Не будет сильной профсоюзной организации на предприятии – не будет никогда достойной заработной платы и социального пакета. Это аксиома.

- В условиях разворачивающихся событий и снижения численности НПГ, соответственно и уменьшится представительность профорганизации в комиссии?
- Она может уменьшиться. Для НПГ будет сложнее на переговорном процессе. Сейчас у НПГ 5 представителей, которые должны доказать и отстоять позицию перед 18 представителями стороны нанимателя, это не просто и физически, и психологически, особенно когда 13 коллег по стороне профсоюза чаще отмалчиваются, а иногда выступают в поддержку нанимателя, тем самым ослабляя сторону профсоюза. Поэтому мы можем потерять те социальные гарантии, которые существуют сегодня. Работники это ощутят. Может не сразу, позже, но непременно.

- Это затронет и область контроля за исполнением колдоговора?
- К примеру, в 1990 году никакого контроля и в помине не было. Администрация с профкомом отчитывались перед трудовым коллективом, по сути никакой ответственности не было. Сейчас же контроль возложен на стороны, заключившие КД. У профсоюза сегодня есть рычаги влияния на нанимателя в случае неисполнения взятых обязательств. Мы можем требовать привлечения к административной, дисциплинарной ответственности, а если нарушен закон или права – вплоть до уголовной ответственности. На протяжении последних 8 лет в структурных подразделениях предприятия созданы свои комиссии по исполнению коллективного договора, которые контролируют его соблюдение. Центральная комиссия решает те вопросы, которые не уполномочены решать в структурных подразделениях, либо стороны не смогли урегулировать спорные вопросы на том уровне.

Ослабление нашего профсоюза приведет к ослаблению контроля за его исполнением. И если один из профсоюзов будет ослаблен, это не значит, что другой станет сильнее. И я уверен, что станет не лучше, а скорее всего хуже для работников.

- Вообще назовите ТОП-10 социальных гарантий колдоговора «Беларуськалия».

- Первое, выходное пособие.
Второе, выплата выслуги лет (ежемесячно).
Третье, страхование медрасходов.
Четвертое, доплаты за совмещение профессий, расширенную зону обслуживания, профмастерство, доплата за руководство бригадой, звеньевым.
Пятое, ежегодные премиальные выплаты к профессиональным праздникам (день шахтера, день химика, Новый год).
Шестое, согласование норм выработки (профсоюзом) горно-механизированных, проходческих комплексов и прямой сдельной оплаты труда.
Седьмое, согласование с профсоюзом расторжения, перезаключения контракта с работниками (членами профсоюза).
Восьмое, предоставление дополнительных выходных дней (оплачиваемых) в дни свершения событий. Выплата материальной помощи к отпуску (оздоровление).
Девятое, гарантии при простое предприятия. И десять — поддержание реальной заработной платы.

- Я так понимаю, это не предел возможностей предприятия и профсоюза по улучшению гарантий трудящихся?
- Потенциал всегда есть и из наших предложений, которые не вошли в последний коллективный договор, это около 30 пунктов. Некоторые были не поддержаны нанимателем, некоторые не поддержаны Белхимпрофсоюзом. Мы либо плохо доказывали, либо не пришло еще время для этих предложений. Например, медстрахование мы пробивали больше 10 лет! Даже, если мы добьемся того, что у нас было в запасах, и оно начнет действовать, это будет уже лучше, чем есть сегодня. Поэтому есть куда стремиться. Будем доказывать свою правоту и необходимость включения в КД новых предложений.

Беседовал Роман ЕРОШЕНЯ